На главную страницу
       
 
Русский инок 2006 г. № 5

СТРАНИЦЫ МОНАСТЫРСКОЙ ИСТОРИИ

Монах Прокопий (Леонов),
насельник Площанского монастыря

КОМИССИЯ ИСКАЛА НЕ ТАМ, ГДЕ НУЖНО
Как были обретены мощи старца Василия (Кишкина)

Площанская пустынь. Святые вратаВ большинстве книг о подвижниках благочестия начала XIX века мы находим строки, посвященные старцу Василию (Кишки-ну). Первыми составителями подробных повествований о его жизни стали близкий ученик отца Василия монах Арсений, скончавшийся в 40-х годах XIX века, и монахиня Борисоглебского монастыря Ангелина.

Владимир Тимофеевич Кишкин, - так в миру звали старца Василия, родился в деревне Клюшниково Фатежского уезда Курской губернии в дворянской семье. Имея с самого раннего детства глубокие религиозные чувства и устремления, он семи лет ушел в Саровскую пустынь и остался там на послушании. Через несколько лет отпросился у игумена обители в Киев на богомолье к святыням. Пробыв там некоторое время, Владимир, по указанию старца, поступил в Миропольскую обитель. Через три года искуса он был пострижен в монаха с именем Василий. Но в 1754 году Миропольская обитель попала под указ Екатерины II о сокращении штатов и наряду с другими обителями, имевшими небольшое количество монашествующих, была закрыта. Отец Василий перешел в Коренную пустынь Курской губернии, где нес различные послушания и приходил в монашескую силу.

Бывая на богомолье в Воронеже, отец Василий слушал беседы святителя Тихона Задонского и в дальнейшем сподобился стать его учеником. Святитель Тихон многому научил отца Василия. Главным сокровищем, полученным от Святителя старцем, была наука стяжания непрерывной Иисусовой молитвы.

Старец Василий (Кишкин)В 1780 году отец Василий с двумя своими учениками, бегая от славы человеческой, отправился на Святую гору Афон. Там он, живя в Ильинском скиту, имел запоминающиеся встречи с подвижниками и отшельниками. Отдавая должное духовным дарованиям отца Василия, многие афонские монахи просили старца остаться на Святой горе и принять над ними духовное руководство. Но Промысл Божий судил иначе, и обстоятельства заставили отца Василия вместе с учениками преподобного Паисия уйти с Афона и поселиться в молдавском Нямецком монастыре. Пожив с учениками преподобного Паисия и получив там необходимое для души окормление, отец Василий отправился к себе на родину, в Коренную пустынь. Ему было поручено духовное окормление братии. В начале 1800 года в сане иеродиакона отец Василий был назначен строителем Белобережской пустыни, которую восстановил за четыре года. На следующий год он был рукоположен в сан иеромонаха. В эту обитель он привлек некоторых учеников преподобного Паисия, с помощью которых произвел устроение Белобережской пустыни по Афонскому образцу. Именно там отец Василий впервые ввел ежедневное откровение помыслов для всех монашествующих и беспрекословное подчинение воле старца, с включением обязательного освоения непрерывной молитвы. Многие ученики отца Василия в дальнейшем стали настоятелями других обителей, неся и распространяя далее свет учения преподобного Паисия (Величковского).

После 1804 года отец Bacилий подвергся гонениям со стороны своего ученика и перешел в Свенский монастырь, где преимущественно и жил до 1810 года, когда предпринял попытку вновь уйти на Афон. Однако начавшаяся война с Турцией заставила его вернуться с полпути.

С 1811 года отец Василий жил в разных обителях и оказывал неоценимую помощь в их духовном устроении. В 1816 году он поселился в Глинской пустыни, которой Господь по его молитвам и молитвам братии даровал игумена Филарета (Данилевского). В течение десятилетнего пребывания в Глинской пустыни отец Василий много содействовал возрастанию обители, сотрудничая с игуменом Филаретом в деле духовного руководства и введения строгого Афонского устава.

В 1827 году отец Василий, по совету одного старца, перешел на постоянное жительство в Площанскую пустынь и прожил здесь, окормляя братию, до самой своей блаженной кончины 27 апреля 1831 года, заранее предсказав дату своей смерти. Тело старца было погребено между главным и Никольским алтарями Казанского собора обители.

Господь наделил старца Василия многими духовными дарами, среди которых особенно выделялись прозорливость, дар помощи страждущим различными духовными и телесными недугами, смирение, любовь к врагам, терпение и бескорыстие.

Старец Василий явился устроителем многих мужских и женских монастырей, оставаясь в каждом столько времени, сколько было нужно для подъема духовного уровня и устройства этих обителей.

Давнее общее мнение об иеромонахе Василие как о старце богоугодной жизни нашло себе подтверждение в начале ХХ века. Жительнице села Брасова, расположенного в 15 километрах от Площанского монастыря, приснился старец Василий и сказал ей, что может исцелить ее от неизлечимой болезни, которой она страдала несколько лет. После того, как по ее просьбе была отслужена панихида на могиле старца Василия, она выздоровела. Слух об этом быстро стал распространяться среди окрестных жителей. В монастырь стекались верующие, чтобы помолиться на могиле отца Василия о даровании исцеления от разных недугов. С могилы начали брать песок, чтобы, добавляя его в воду или просто прикладывая к больным местам, получить избавление от недуга. Вскоре по молитвам на могиле отца Василия исцелилась еще одна женщина. Вера в молитвенное предстатель-ство старца перед Богом упрочилась. Была издана для народа брошюра «О житии блаженного старца отца Василия» с описанием его прозорливости и творимых им при жизни чудес.

По официальным донесениям настоятеля обители и местного волостного старшины, все это заметно увеличило число посетителей пустыни. Между ними были одержимые различными душевными и телесными недугами. Народная молва гласила, что помолившиеся на могиле старца об упокоении его души получали незамедлительную помощь. Приезжавшие в обитель бесноватые, побывав на могиле старца, объявляли, что они отправляются домой совершенно здоровыми.

Спустя какое-то время монастырское начальство, видя, как быстро разбирают паломники и богомольцы песок с могилы старца, решило навести порядок. На могиле была установлена гробница в виде купели, залитой цементом, с тремя окошками для выемки песка. Купель от непогоды защищал балдахин. Могила была обнесена обширной оградой. Верующие с молитвой брали по горсти песка и клали в кружку по 10 копеек. Заказав панихиду по старцу и получив исцеление по вере своей, они ширили и умножали славу старца Василия. В 1921 году монастырь был ликвидирован, а монастырский храм превращен в приходской. Документы тех лет донесли до нас свидетельства об огромной вере окрестных жителей в скорое прославление отца Василия в лике святых и обретение его мощей нетленными.

На территории Площанского монастыря после его закрытия обосновались коммуна «Пчела» и детская колония, в которой насчитывалось около 80 подростков. Комсомольцы и другие активисты неоднократно выражали свое «возмущение» «непрекращающимися хождениями верующих» к могиле отца Василия и обращались в Севский уездный исполком с требованием о вскрытии мощей иеромонаха Василия (Кишкина). В августе 1924 года Севский уездный исполком, собрав необходимые документы, поднял вопрос перед губисполкомом о вскрытии останков Василия (Кишкина) и Пафнутия (Козелкина). Строитель Площанс-кого монастыря Пафнутий был захоронен в Покровской церкви еще в конце XVIII века.

В ноябре 1924 года губисполком создал внушительную комиссию, в которую вошли представители детгородка, коммуны «Пчела», техникума, Локотского совхоза, близлежащих деревень, губернского суда и музея, 12 курсантов Красной Армии, работник уездного исполкома, три врача, фотограф и три священнослужителя. Комиссия по вскрытию мощей работала в Пло-щанском монастыре 16 ноября 1924 года. Там собралось около двух тысяч человек из окрестных селений.

Доклад о работе комиссии рассматривался на XI Брянской губернской конференции 18 ноября 1924 года. Делал его некто Кефалиди, представлявший в комиссии губернский суд. По его словам, при вскрытии захоронений строителя Пафнутия (Козел-кина) и старца Василия (Кишкина) комиссией было обнаружено три человеческих скелета, принадлежность которых определенным лицам установить не удалось. На вопрос о том, кому принадлежали эти человеческие останки, игумен Никодим (Спиридонов), присутствовавший при вскрытии, ответил, что не знает. На митинге в клубе было вынесено постановление: «Приветствовать представителей губкомиссии за вскрытие мощей и раскрытие всей жизни монастыря и просить членов комиссии окончательно ликвидировать монастырь…» В заключении доклада было сказано: «Эти черепа мы привезли с собой, и их нужно широко использовать для антирелигиозной пропаганды». В дальнейшем, по-видимому, их поместили в антирелигиозный музей, который существовал в Брянске.

По «делу о мощах» был привлечен к уголовной ответственности игумен Никодим (Спиридонов). В январе 1925 года ему было предъявлено обвинительное заключение: «Бывшего игумена Площанского монастыря Никодима Спиридонова привлечь по настоящему делу в качестве обвиняемого, предъявив ему обвинение в том, что, находясь в Площанском монастыре с детства и безотлучно с 1894 г. по день закрытия его и зная цель легендарных слухов о Василии Кишкине и чудесах на его могиле, о чудотворной иконе и проч. достопримечательностях монастыря, распространяемых как администрацией, так и монахами указанного монастыря, в бытность свою с 1915 года и до ноября 1924 года игуменом этого монастыря, с целью извлечения средств и разных выгод для монастыря, а также пользуясь суеверием и религиозными предрассудками части окрестного крестьянского населения, разрешал совершать и сам совершал обманные действия на могиле Василия Кишкина, перед так называемой чудотворной иконой и прочими достопримечательностями монастыря, т.е. в преступлении, предусмотренном ст. 120 УК».

Дело по обвинению игумена Никодима состояло из семи томов. В июле 1925 г. суд постановил: бывшего игумена Площанскoro монастыря Никодима (Спиридонова) подвергнуть шестимесячному тюремному заключению, но, принимая во внимание его крестьянское происхождение, малоразвитость и короткий срок службы игуменом, заключение постановил заменить штрафом в 100 рублей, назначив трехлетний испытательный срок.

Память о старце в народе не оскудевала и в послевоенное время. Прошли десятилетия, и в 1994 году, через 70 лет после осквернения могилы старца Василия, Площанская пустынь возобновила свою деятельность. Первые несколько человек, приехавших для восстановления монастыря во главе с игуменом Сергием (Булатниковым), столкнулись с огромными трудностями. Но трудности забывались, когда им доводилось слушать увлекательные рассказы старожилов об истории обители. Помнили местные жители и коммуну «Пчела», и комиссию 1924 года, и многое другое.

По поводу судьбы мощей старца Василия существовало несколько версий. По одной их них, мощи были найдены и увезены в Брянск, а оттуда еще дальше. По другой - монахи успели их где-то перезахоронить и перепрятать. А третья версия казалась самой неправдоподобной. Те, кто ее придерживались, говорили, что комиссия мощи старца не нашла, а увезла чьи-то другие останки. Нетленные же мощи старца были найдены в середине 20-х годов детдомовскими мальчишками, вскрывавшими монашеские склепы за алтарями Казанского собора. Вероятно, они искали какие-то драгоценные вещи, положенные вместе с останками. Обнаружив мощи старца Василия, дети были ужасно напуганы; они не ожидали увидеть в могиле тело человека, который выглядел как спящий, и в страхе разбежались. Взрослые коммунары, узнав о находке детей, засыпали останки известкой, боясь эпидемии, и забросали их землей.

Не сразу вновь пришедшая братия решила заняться установлением истинной судьбы мощей старца Василия (Кишкина). Прошло восемь лет после возобновления обители, и Промыслом Божиим настоятель Площанской пустыни отец Сергий благословил найти и поднять из-под спуда останки иеромонаха Василия. Начиная с 11 апреля 2002 года, монахи три дня вели раскопки, пытаясь определить точное расположение могилы старца. В 20-е годы некрополь внутри монастыря был полностью уничтожен как «несовместимый с пребыванием детколонии». Поэтому приходилось, что называется, идти на ощупь.

Было установлено, что комиссия 1924 года вскрыла две могилы напротив Никольского алтаря собора, но обнаружить настоящее захоронение старца Василия по каким-то причинам не смогла. 12 апреля работы продолжились, и все убедились, что комиссия копала не там, где нужно. На следующий день Церковь поминала усопших. Участники раскопок обратились к архимандриту Сергию за благословением, рассказав о негативных результатах предыдущих дней. Отец Сергий, не раздумывая, указал направление дальнейших поисков, и раскопки продолжились. На указанном месте и были в тот день обретены мощи старца Василия (Кишкина), засыпанные известью. В книгах XIX века о Площанской пустыни говорилось, что могила старца Василия находится между алтарями Казанского и Никольского приделов на глубине около двух метров.

Во время поднятия мощей братия по очереди читали 17-ю кафизму. Настроение у собравшихся было приподнятым. Ощутимое благоухание все три дня явственно исходило от земли. Многие из братии вспомнили, как несколько лет назад две недели подряд, проходя над местом раскопа, можно было ощущать сильный запах ладана. Все происходившее во время обретения мощей старца Василия снималось на видеопленку.

Необходимо отметить, что, хотя тело старца сохранило свою конфигурацию, остатки плоти все же пришлось отложить от костей при перекладывании мощей в ящик. На мощах были обнаружены остатки сапог, фрагменты монашеского ремня, частицы епитрахили и детали одежды. При случайном повреждении одной кости острым металлическим предметом выявилось, что внутри она совершенно белая. Мощи в тот же день были торжественно перенесены в церковь.

По благословению епископа Брянского и Севского Феофилакта, ведутся подготовительные работы для канонизации в лике преподобных великого старца и учителя многих иеромонаха Василия (Кишкина).

Столярная мастерская в Площанском монастыре
Столярная мастерская в Площанском монастыре

К началу

К оглавлению


 
      Пусто165  

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Глинские чтения